Imperatrix

Елена Бушуева

Какой позор, я так и знал,
Ты плачешь прямо в чашку...
А я тебе нарисовал...
Пасхального барашка...

Пока его не потерял
Таинственный погонщик,
Скорей рисуй барашку в дар...
Хрустальный колокольчик...

И пусть еще кому-нибудь
Хрустальный сон приснится,
Спешат шагнуть на млечный путь
Барашкины копытца...

Теперь ты знаешь мой секрет,
Секрет большой и страшный-
На сотню бед рисуй в ответ
Пасхального барашка...
Imperatrix

Привет-привет!

Мой бложик, я пришла быть с тобой откровенной.
Мне приспичило.
Я вижу девочку, которая бежит за солнечным зайчиком по песку. А зайчик убегает от нее в реку. Тогда она разворачивается и, плача, бежит к маме. Зайчик убежал... Не плачь, доченька, он вернется. Зачем мне чтоб вернулся? Мне чтоб не убегал!
Как сердцу высказать себя? Другому как понять тебя? Поймет ли он, чем ты живешь? Мысль изреченная есть ложь. Но молчать вслух тоже уметь надо.
Я болею. Наверно, поэтому я здесь. Я читаю книжку про любовь. Наверно поэтому я здесь. Мне не спится. Наверно, поэтому я здесь.
Кот щурится на люстру и на меня. Думает, чем бы заявить о себе, чтобы накормили. Тревожный момент.
Я себя накормила. Даже перекормила, кажется. Это всегда понимается после.
Нос опух от лекарств. Болеть хорошо. Сидеть дома скучно. Завтра я иду на работу, там студенты, всем все поставлю, ну их.
Черепаха наматывает круги по аквариуму, тоже мастерица заявлять о себе, в особенности любит отколупывать фильтр от стенки, а куда деваться, есть охота всем.
Кажется, у меня температура. Наверно, поэтому я здесь. Интересно, как из головы получаются эти маленькие буковки на экране. Интересно, как пусто у меня в голове.
Я попробовала влюбиться. У меня не получилось. Я забыла, как это делается. Надо какой-то мастер-класс пройти. Шучу.
Мне просто одиноко. Да. Но я рада - я рада тому, что в доме моем тишина. Что в работе моей каникулы. Что в жизни моей серебряная весна, которую я буду когда-нибудь вспоминать с нежностью. Что кресло мягкое. Что суп вкусный. И конфеты тоже. И чай - мне тут всякого-разного чая люди добрые надарили, молочный улун с самого Дальнего Востока, прованская мята, алтайский чабрец. О, да я счастлива! Вот. Тут надо остановиться. Я-с ча-с тлива-с. Улыбочку! Снято. А работать я не хочу, неа, не хочу. Кстати, надо завтра в школу сходить, рассказать о себе все хорошее, что знаю. Репетируем. Здравствуйте! Меня зовут Анна Бовсуновская. Вот моя визитка. (две подруги, уверенные в себе леди, получив визитку, не сговариваясь, сказали "наконец-то"! Что они имели в виду...). Я когда-то заканчивала эту школу. Потом закончила филфак КГУ, аспирантуру, защитила диссертацию, сейчас преподаю в мединституте. У меня к вам предложение. Хотели бы вы организовать на базе вашей школы курсы по подготовке к ЕГЭ по русскому языку для 10-11 классов, скажем, два раза в неделю в течение 4 месяцев? Ну, тут, предполагается диалог, трам-пам-пам, опыт работы, навыки. Опыт работы репетитором, в частности, по подготовке к ЕГЭ - с 2003 года, 11 лет. Оплата - 1000 рублей в месяц с ребенка, в среднем 10000 руб. Венедикт Евгеньевич тут, конечно, радуется, говорит, хорошо, что вы пришли к нам, оставьте номер телефона, мы вам позвоним. Или так, звонит с ходу завучу, просит зайти, представляет ей меня, мы вступаем в диалог с ней, см. выше в сокращении. И они мне звонят через 2 дня, говорят, что группа в 7 человек есть, когда мне удобно подойти? Мне удобно подойти в понедельник, я подхожу, захожу в бухгалтерию, в отдел кадров, оставляю документы, заявление, провожу первое занятие - тестирование - и начинаю жизнь в новой интересной должности. Во вторник иду в 101 школу, в среду в 22, в четверг в 84. Повторяю там все то же самое. Вот так это все может быть. А как будет - увидим.
Казань, я люблю тебя.
Imperatrix

Раз уж я здесь

... то отчего бы не поболтать со своим журналом...
Карета моя вот сейчас как раз превращается в тыкву, но это ничего, сказка-жизнь на этом не обрывается, и в одной туфле дойду куда надо и куда не надо допрыгаю.

Посмотрела на фото железной лепешки, в которой были и ехали люди - родственники друга. Пока есть жизнь, пусть она будет счастливой. И вам того же желаю - радоваться. Огорчаться - но потом все равно радоваться. Утро наступает каждый день. После любой ночи. Радуйтесь. Берегите друг друга.
Imperatrix

Юность, менталитет и все-все-все...

А самолет летит, колеса стерлися...

Это снова я. Так я здороваюсь со своим журналом. Ну и ты, Малыш, заходи.

Стихи о войне. Не буду судить, сама не воевала, стихи нравятся.

Юность. № 7. 1977.

Леонид Первомайский

Жизнь,
Которая будто идет стороною,
Остается со мною,
Сливаясь со мною,
И подобна зарнице,
На бурю похожа,
И хотела б меня миновать,
Да не может.

И когда б
Я ее миновать захотел бы,
Никогда бы не смог,
Никогда не посмел бы, -
И когда б не моя ее кровь
Омывала,
Никогда б
Она силы своей
Не узнала.

***

Есть небо. И зори. И ветер. И тучи.
И крылья в лазури. И солнце в ручье.
Жар яркого сердца, тревожный и жгучий,
Со счастьем когдатошним в том же ключе.
И если оно успокоится вскоре,
Устав до предела от пройденных круч, -
Все это останется - ветер и зори,
И солнце в лазури, и скопище туч.
И девочка в светлую воду заглянет,
Как в зеркало. Девочка в ярком венке
Короткой красой своей тешиться станет,
Что вскоре исчезнет, как след на песке.

Подруга приехала сегодня в гости на родину. Дружим давно. С тех самых пор, как встретившись на центральной аллее садового общества, узнали, что обе поступили на филфак. Учились мы тоже в одной школе.
Бродили по двору, пели "Подмосковные вечера".

Подруга сейчас в Англии. У нее там он, его зовут Клайв.
Клайв говорит, что нипочем не стал бы делать то, что заведомо надорвет силы и особо в общем никому не надо.

Это понятно.

С другой стороны, подруга рассказала ему и мне о семье, которая из Москвы на Daewoo Matiz решила поехать в Прагу.

И это понятно тоже.

Клайв говорит, психи.

Психи, конечно.

Англичанин бы умер сразу от такого обилия непредсказуемого дискомфорта.

Но что-то внутри тихо тикает в ответ этим москвичам. Во мне тоже есть эта бомба замедленного действия, никогда не знаешь, как взорвется и где и сколько жертв.

Я не люблю планировать. Можно, от нечего делать, но не получится стопроцентно. Я не умею предвидеть. Предчувствовать-то я предчувствую, это да. Особенно совсем когда ж... Её я ею чувствую всегда. Но вот изменить и свернуть в переулок - это не дано.
Зато вот как здорово, когда требует душа немедленного взрыва, и чтоб бабахнуло вот просто ах и потом осколки, осколки, и ах ты ж ничего ж себе, вот это да, нет, вы видели? Нет? а у меня вот видео есть... Не здорОво, а здОрово. Но англичане, они молодцы, конечно. У них там спокойно зато.

Привет!
Imperatrix

Писатели в письмах...

Шлангом откачала воду из аквариума с балкона, через 2 часа соседка сверху вылила мне на подоконник воду из своего окна. Круговорот воды в природе.

Продолжение "Кое-что из Юности"
Судить не буду. Это письма юных писателей и поэтов. Составьте себе мнение сами. У меня его нету. Только почему-то всех жалко.

Александр Блок (23 года) - В.Я. Брюсову
1 февраля 1903 г., Петербург

"Многоуважаемый Владимир Яковлевич.
Посылаю Вам стихи о Прекрасной Даме. Заглавие ко всему отделу моих стихов в "Северных цветах" я бы хотел поместить такое: "О вечно-женственном".
В сущности, это и есть тема всех стихов, так что не меняет дела и то, что я не знаю точно, какие именно Вы выбрали, тем более, что, вероятно, у Вас были в руках некоторые стихи, посланные мной Соловьевым. Имею к Вам покорнейшую просьбу поставить в моей подписи мое имя полностью: АЛЕКСАНДР Блок, потому что мой отец, варшавский профессор, подписывался на диссертациях А. Блок или Ал. Блок, и ему нежелательно, что нас с ним смешивали.

Преданный Вам и готовый к услугам
Александр Блок".

"Северные цветы" - альманах издательства "Скорпион"
Соловьевы - семья В.С. Соловьева, поэта и философа.

Михаил Лермонтов (14 лет) - М.А. Шан-Гирей
Москва, 20-21 декабря 1828 г.

"... Я продолжал подавать сочинения мои Дубенскому, а "Геркулеса и Прометея" взял Инспектор, который хочет издавать журнал, "Каллиопу" (подражая мне! (?)), где будут помещаться сочинения воспитанников. Каково вам покажется: Павлов мне подражает, перенимает у ...меня! - стало быть... стало быть... но выводите заключения, какие Вам угодно".

М.А. Шан-Гирей - двоюродная тетка М.Ю. Лермонтова.
Дубенский Д.Н. - преподаватель Московского университетского пансиона.
"Геркулес и Прометей" - это произведение Лермонтова до нас не дошло.
Павлов М.Г. - инспектор Московского университетского пансиона.

Николай Гоголь (21 год) - матери
1830 год, С.-Петербург, февраль, 2.

"Весь мой доход состоит в том, что иногда напишу или переведу какую-нибудь статейку для г. журналистов и потому Вы не сердитесь, моя великодушная, если я Вас часто беспокою просьбою доставлять мне сведения о Малороссии, или что-либо подобное. Это составляет мой хлеб. Я и теперь попрошу Вас собрать несколько таковых сведений, если где-либо услышите забавный анекдот между мужиками в нашем селе, или в другом каком, или между помещиками. Сделайте милость, вписуйте для меня также нравы, обычаи, поверья... Не пренебрегайте ничем, все имеет для меня цену. В столице нельзя пропасть с голоду имеющему хотя скудный от бога талант".

Сергей Есенин (17 лет) - Г.А. Панфилову
Июнь 1912 г., Константиново


"...Дай мне, пожалуйста, адрес от какой-либо газеты и посоветуй, куда посылать стихи. Я уже их списал. Некоторые уничтожил, некоторые переправил. Так, например, в стихотворении "Душою юного поэта" последнюю строфу заменил так:

Ты на молитву мне ответь,
В которой я тебя прощу,
Я буду песни тебе петь,
Тебя в стихах провозглашу.

"Наступление Весны" уничтожил.
Друг, посоветуй, куда. Я моментально отошлю".

Панфилов Г.А. - друг Есенина.
"Наступление Весны" - это стихотворение Есенина не найдено.
Imperatrix

О старости и юности.

Хотела написать вступительное слово, а потом плюнула. Это старость. Лень. В общем, тем не менее. Я тут в кладовке нашла подписку "Юности" лет за несколько. Выкинуть все это мне память предков и любовь к книгам не дает. Поэтому я начала читать. А чтоб вам тоже было хорошо, я открою бессрочную рубрику, пока а) не надоест; б) не выброшу; в) не изгложет кот - "Кое-что из Юности". Ну чтоб оно как-то осталось в истории моей и немножко вашей жизни... Красиво все-таки. Да, наверно, это будут в основном стихи, их печатать легче (см. выше про лень и старость). Вот.

Вып. 1. 1977.

Александр Бобров

Сердце не устает. Не из такого сплава
Этот живой мотор. Не устает - щемит.
Птица ли закричит, за перелеском справа,
Голос ли зазвучит, ветер ли зашумит -
Голову поверну и не посмею хрустнуть
Веткой сухой ольхи, горьковатой на вкус,
Разве нельзя любить и предаваться грусти? -
Главное не предать родственных этих уз
С музыкою земли, с каждым из вечных звуков,
Тех, что вошли в меня, словно замкнуло круг.
Будет ли сын меня в светлом лесу аукать
Или в глухом лесу тихо окликнет друг -
Голову поверну, стану негромким эхом
Тех, кому нужен я. Это и значит - всех.
Разве на смех всегда надо ответить смехом? -
Главное не смутить чей-то счастливый смех.
***

Над миром, над морем и сушей
Кочующий ветер притих.
Я буду читать тебе, слушай,
Любимых поэтов своих.

Те строки оплачены кровью
И черными днями в судьбе,
Но вызваны к жизнью любовью,
И я их читаю тебе.

И я призываю на помощь,
Касаясь ладонью висков,
Прекрасную, дивную помесь
Страданий, раздумий, веков.

Неужто же все это было
С другими в другие года?
И если б меня ты любила,
Давно бы ответила:
- Да...

Владимир Головин

Медведь

- Ты так долго не был...
Здравствуй, дядя!
- Я не дядя, знаешь, я - медведь,
Я пришел из леса, на ночь глядя,
У твоей кроватки посидеть.
И принес тебе орехов вкусных,
И малины полный туесок,
И еще в большом листке капустном
Меду золотистого кусок.
И наутро, если тебя спросят:
"Это чьи гостинцы?" - ты ответь,
Что тебе не дядя их приносит,
А приносит их большой медведь.

Инна Жосу (перевод с молдав.)

За одну только каплю,
упавшую в лоно земли,
мы влюбляемся в море.

За одну лишь звезду,
озарившую наши мечты,
мы влюбляемся в ночь.

Мы весь мир этот
можем любить
лишь за пару единственных глаз.

Наталья Гуревич

Какое странное соседство
Таких двух непохожих снов!
В одном из них я вижу детство,
Обегавшее сто дворов,

Облазившее сто заборов,
С лягушкой в потном кулаке,
Весь этот дивный мир, который
Остался где-то вдалеке.

И сон второй, в нем все похоже,
Как будто только миг спустя,
Такой же сад и дом такойже,
Но там живет мое дитя.

Не видно: девочка ли, мальчик
В том сновидении моем.
Сначала возле лужи плачет
Над затонувшим кораблем,

Потом идет, а мостик тонок,
И нет конца его пути,
А я сама еще ребенок,
И нелегко его спасти.

И я твержу себе упрямо:
Спасу, спасу - не побоюсь!...

Чужой ребенок крикнет: "Мама!", -
И я мгновенно обернусь.


Все пока...
Imperatrix

Ни о чем (пусть все же будет)

Шутка. Сбежавшая в вечность минутка.

Счастье мое, посиди со мной.

Смутно. Такое чувство, как будто

Явь насовсем обернулась сном.

Эй, погоди меня! Мы дружили...

Просто позволь рядом пойти.

Кружит дорога, версты и мили

В узлы свиваются на пути.

Снова в окна стучится скука

И детство кружит свою карусель.

День уходит из жизни, дает мне руку

И тихо укладывает в постель.

http://vk.com/note688386_11687252
Imperatrix

29 января

она подходит и заглядывает тебе в глаза. и ты узнаешь ее, как будто расстался вчера. она ничего не говорит, но ты ясно слышишь вопрос: ну как ты? Хей, у меня все отлично! - глядя в сторону, ты фальшивишь, у нее абсолютный слух, она понимающе скалится, хлопает тебя по плечу, так, что тебя вдруг схватывает ледяная дрожь, и уходит. вы оба знаете, что она вернется. она всегда возвращается и диалоги все длиннее. и скоро тебе придется посмотреть ей прямо в глаза. а глаза у нее черные. такие же, как на портрете у тебя над кроватью и на другом портрете в другой комнате. ты вспомнишь их, сразу вспомнишь и сразу забудешь. Но пока до свиданья, без руки, без слова.
"И все же слух не может сразу расстаться с музыкой, рассказу дать замереть… судьба сама еще звенит, – и для ума внимательного нет границы – там, где поставил точку я: продленный призрак бытия синеет за чертой страницы, как завтрашние облака, – и не кончается строка"



http://vk.com/note688386_11683806
Imperatrix

все еще декабрь

там падает снег, ты садись и тихонечко слушай
я видела белое поле с цепочкой следов
мы все не цветнее, чем сны, не телесней, чем души
и верим в какой-то со светом в конце коридор
но падает белое облако, дрожью мерцает,
уставшими перьями в мире невиданных птиц
а где-то летают большие холодные стаи
и с ними, наверное, мне и тебе по пути.
здесь сыпется ночь, ты вставай и беги без оглядки
пока не увидишь рисунок следов на снегу
которые почерком легким, уверенным, гладким
 свиваются в буквы и имя твое берегут.



http://vk.com/note688386_11675889